горячая линия (812) 920-83-72
16 Независимая потребительская экспертиза. Юридическая помощь в возврате денежных средств. Телефоны:(812) 920-83-72 и (812) 327-80-32
Досудебная и судебная независимая потребительская экспертиза при Союзе потребителей РФ.
Юридическая помощь в возврате денежных средств за некачественные товары и услуги.
Звоните по телефонам:
(812) 920-83-72; (812) 327-80-32

19.12.2022

Защита прав потребителей финансовых услуг: спорные вопросы теории и практики

Обновленные в ходе масштабной реформы гражданского законодательства положения Гражданского кодекса о финансовых сделках действуют уже почти пять лет – Федеральный закон от 26 июля 2017 г. № 212-ФЗ, которым соответствующие изменения были внесены в кодекс, вступил в силу 1 июня 2018 года. Сразу после принятия данного закона (далее – Закон № 212-ФЗ) специалисты по гражданскому праву отмечали, что в процессе доработки проекта закона – а она длилась более пяти лет: единый изначально проект изменений в ГК РФ, подготовленный на основе Концепции развития гражданского законодательства РФ, был принят в первом чтении 27 апреля 2012 года, рассмотрение во втором чтении выделенного из единого проекта законопроекта о финансовых сделках состоялось только 7 июля 2017 года – некоторые его положения стали существенно отличаться от норм, разработанных авторами единого проекта.

Такие поправки, не обсуждавшиеся ни с разработчиками единого проекта изменений в ГК РФ, ни с широкой юридической общественностью, эксперты называют теневыми. "В Законе № 212-ФЗ было более 20 теневых поправок, и все в пользу банков, в ущерб интересам их клиентов", – отметил один из авторов единого проекта – член Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, заместитель председателя ВАС РФ в отставке Василий Витрянский в ходе круглого стола "Защита прав организаций и граждан в сфере банковской и иной финансовой деятельности", проведенного компанией "Гарант". Нивелировать некоторые проблемы, обусловленные внесением таких изменений в кодекс, по мнению эксперта, можно было бы с помощью судебного толкования – путем принятия тематического Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Однако пока Пленум ВС РФ, который принял уже несколько постановлений с разъяснениями норм, появившихся в ГК РФ или измененных в ходе реформы гражданского законодательства, толковать положения о финансовых сделках пока не спешит.

Рассмотрим, какие из этих норм, по мнению экспертов, являются наименее удачными, какие положения нуждаются в ограничительном или расширительном судебном толковании больше всего, и какие новые инструменты защиты прав потребителей финансовых услуг появились уже после соответствующей корректировки ГК РФ.

Спорные нормы ГК РФ о финансовых сделках Заем и кредит

В ст. 807 ГК РФ реализована идея, которую цивилисты обсуждали много лет: о возможности заключения договоров займа по модели как реальной, так и консенсуальной сделки, – теперь в п. 1 данной статьи говорится, что займодавец передает или обязуется передать заемщику деньги, вещи или ценные бумаги. Однако изменение затронуло не всех – согласно абз. 2 того же пункта в случае, когда займодавцем выступает гражданин, договор займа считается заключенным с момента передачи суммы или другого предмета договора займа заемщику. То есть в таких ситуациях договор займа по-прежнему может быть только реальным.

Заключая консенсуальный договор займа, нужно иметь в виду, что заемщик не сможет предъявить займодавцу требование о взыскании невыданной суммы займа в качестве задолженности. "В этом особенность данного обязательства. Если займодавец не предоставил по консенсуальному договору сумму займа в установленный срок и при этом не заявил отказ от его выдачи [в соответствии с п. 3 ст. 807 ГК РФ займодавец вправе отказаться от исполнения договора полностью или в части, если есть обстоятельства, которые очевидно свидетельствуют о том, что предоставленный заем не будет возвращен в срок. – ГАРАНТ.РУ], заемщик вправе требовать его привлечения к ответственности. Ответственность будет в виде возмещения убытков, вызванных неисполнением обязательства, либо уплаты неустойки, если она установлена на этот случай в договоре, но никак не взыскания задолженности или присуждения к исполнению обязанности в натуре, как иногда требуют в подобных случаях", – подчеркнул Василий Витрянский.

Неудачным эксперты считают п. 6 ст. 807 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо вправе привлекать денежные средства граждан в виде займа под проценты путем публичной оферты либо предложения делать оферту, направленного неопределенному кругу лиц, если имеет установленное законом право на привлечение денежных средств граждан. Данная норма, по их мнению, размывает границу между займом и банковским вкладом.

Правом на привлечение денежных средств во вклады, напомним, наделены только банки, имеющие лицензию на осуществление банковских операций и участвующие в системе страхования вкладов (п. 1 ст. 835 ГК РФ, ч. 2 ст. 36 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-I "О банках и банковской деятельности"). Если вклады от граждан принимаются иным лицом, которое не имеет на это права, или с нарушением установленного законом или банковскими правилами порядка, вкладчики могут требовать немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов по ст. 395 ГК РФ и взыскания убытков в части, не покрытой процентами (п. 2 ст. 835 ГК РФ). В случае банкротства банка каждый вкладчик получает страховое возмещение размером 1,4 млн руб. (ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ "О страховании вкладов в банках Российской Федерации"; далее – Закон № 177-ФЗ). По мнению Василия Витрянского, п. 6 ст. 807 ГК РФ, появившийся в результате теневой поправки, позволяет обойти все эти правила, касающиеся банковского вклада. То есть, по сути, осуществлять деятельность по привлечению вкладов под видом договоров займа.

Также спорным экспертное сообщество считает п. 7 ст. 807 ГК РФ, полагая, что содержащаяся в нем отсылка к специальному законодательству, регулирующему потребительское кредитование, не обеспечивает должным образом защиту прав граждан по таким кредитам. Единый проект изменений в ГК РФ предлагал включить в кодекс специальную статью "Потребительский кредит", закрепляющую основные гарантии прав заемщиков.

МНЕНИЕ

Василий Витрянский, член Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ, член Президиума МКАС при ТПП РФ, заместитель председателя ВАС РФ в отставке: "В новой статье ГК РФ о потребительском кредите предлагалось предусмотреть, во-первых, обязанность кредитных организаций предоставлять заемщикам полную информацию о кредите, особенно о тех обстоятельствах, которые влияют на его стоимость, и последствия неисполнения этой обязанности. Санкция должна была состоять в том, что другая сторона в таком случае получает право отказаться от договора и досрочно возвратить кредит с уплатой процентов – по ключевой ставке Банка России, а не той, которая установлена кредитным договором. Кроме того, заемщик должен был получить право отказаться от договора в одностороннем порядке в течение 14 дней после получения кредита – ничем оно не было обусловлено, просто предлагалось закрепить его как особую привилегию заемщика. В части, не урегулированной данной статьей, к отношениям, связанным с потребительским кредитованием граждан, подлежали бы применению Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" (далее – Закон № 353-ФЗ) и Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей". В итоге непосредственное регулирование потребительского кредитования в ГК РФ включено не было, и в кодексе содержится только общая отсылка к Закону № 353-ФЗ. Если посмотреть текст этого закона, то можно увидеть, что он не предназначен для нормальных участников гражданского оборота. По своему стилю и содержанию он напоминает, скорее, банковскую инструкцию, адресованную работникам банков и совершенно не приспособленную для использования обычными гражданами. А некоторые положения этого закона не поддаются пониманию и профессиональными юристами. Например, согласно ст. 5 Закона № 353-ФЗ кредитный договор состоит из общих и индивидуальных условий, и к условиям договора подлежат применению правила ст. 428 ГК РФ. Кредитный договор всегда заключается в индивидуальном порядке с учетом кредитной истории конкретного заемщика и его возможности возвратить кредит или обеспечить его возврат. Статья 428 ГК РФ – это договор присоединения, который предполагает, что лицо может заключить договор не иначе как присоединившись к стандартным условиям, разработанным другой стороной. Откуда в потребительском кредите ст. 428, кому это могло прийти в голову? Условия договора согласно ст. 5 Закона № 353-ФЗ делятся на общие и индивидуальные. Хотя то, что называется общими условиями, – это определенные параметры деятельности организации-займодавца: банка, ломбарда, микрофинансовой организации, кредитного потребительского кооператива и т. д. Устанавливаются требования к заемщику, сроки рассмотрения заявлений заемщика и принятия решений, виды потребительских кредитов, виды валют, в которых представляется заем, – всего 22 условия названо (ч. 4 ст. 5 Закона № 353-ФЗ). А вот индивидуальные условия – их 16 (ч. 9 ст. 5 Закона № 353-ФЗ) – как раз похожи на существенные условия кредитного договора, только эти условия и есть условия конкретного договора. Законом предусмотрены некоторые обязанности по информированию заемщиков со стороны займодавцев по потребительскому кредитованию займов, но санкции, последствия неисполнения данной обязанности в нем не прописаны. Заемщик имеет право на досрочный возврат кредита, но оно обусловлено необходимостью уведомить займодавца об этом не менее чем за 30 дней, а проценты по ст. 11 Закона № 353-ФЗ выплачиваются до дня фактического возврата кредита, то есть эти 30 дней проценты начисляются. Я бы здесь обратил внимание в целом на обязанность заемщика возвратить сумму займа. В этом плане договор займа обычно делится на процентный и беспроцентный. Для беспроцентного есть презумпция возможности досрочного возврата суммы займа, если иное прямо не установлено договором. А для процентного – обратная презумпция: досрочный возврат только с согласия займодавца (п. 2 ст. 810 ГК РФ). Мы в едином проекте изменений в ГК РФ предлагали особенным образом решать этот вопрос для потребительского займа (кредита): предполагалось установить, что согласие займодавца не требуется, если заем предоставлен гражданину для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. То есть имелось в виду, что по такому процентному займу заемщик всегда имеет бесспорное право досрочно возвратить его. Но тут снова появилась теневая поправка: заемщик по потребительскому кредиту может, в отличие от общего порядка, досрочно возвратить сумму займа, но при условии уведомления займодавца не менее чем за 30 дней до дня возврата [более короткий срок уведомления согласно п. 2 ст. 810 ГК РФ может быть установлен непосредственно договором займа. – ГАРАНТ.РУ]. А согласно п. 3 ст. 809 ГК РФ проценты начисляются до дня фактического возврата. То есть эти 30 дней – это льготный срок банку для начисления процентов в ситуации, когда заемщик уже может возвратить заем".

Важная норма о ростовщических процентах – в два и более раза превышающих обычно взимаемые в подобных случаях проценты (п. 5 ст. 809 ГК РФ) – в своем итоговом варианте тоже оказалась спорной. Во-первых, она касается только займов, выдаваемых гражданами или юридическими лицами, не предоставляющими потребительские займы на профессиональной основе, тогда как нарушение прав заемщиков в виде взимания завышенных процентов наиболее вероятно при получении займов в микрофинансовых организациях, кредитных кооперативах и других организациях, осуществляющих профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов1.

Во-вторых, справедливым, по мнению экспертов, было бы снижение ростовщических процентов не до размера обычно взимаемых в сравнимых обстоятельствах процентов, как это предусмотрено кодексом, – так как обычные проценты гарантируют получение прибыли, – а хотя бы до ключевой ставки Банка России.

В-третьих, в отсутствие указание на порядок снижения ростовщических процентов остаются открытыми вопросы:

  • по какому требованию суд может уменьшить размер ростовщических процентов: нужно ли подавать иск об изменении условий договора, или можно просто заявить соответствующий довод в отзыве на требование займодавца о взыскании процентов, или вообще предъявить отдельное требование о возврате неосновательного обогащения;
  • будет ли решение суда об уменьшении ростовщических процентов ретроспективным – позволяющим применять его в отношении процентов, уплаченных до вынесения судебного акта.

Ответить на эти вопросы как раз помогли бы разъяснения ВС РФ, которых пока нет. Кстати, по мнению Василия Витрянского, Суд, формируя толкование п. 5 ст. 809 ГК РФ, мог бы указать и на возможность применения данной нормы в отношении профессиональных займодавцев по аналогии закона.

Статью 819 ГК РФ, содержащую понятие кредитного договора, изначально не планировалось корректировать вообще. Однако Законом № 212-ФЗ в нее было внесено несколько изменений. Теперь в п. 1 ст. 819 кодекса установлено, что заемщик по кредитному договору обязуется, помимо возврата кредита, уплатить не только проценты по нему (как было раньше), но и другие предусмотренные договором платежи, в том числе связанные с предоставлением кредита. Напомним, с взысканием с заемщика любых платежей, кроме процентов по кредиту, как с недобросовестной практикой активно боролся ВАС РФ (например, Постановлением Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2009 г. № 8274/09 взимание с заемщика платы за открытие ссудного счета для отражения операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств в соответствии с заключенными кредитными договорами было признано нарушением прав потребителя). Действующая же редакция п. 1 ст. 819 ГК РФ, по мнению Василия Витрянского, предоставляет банкам легальную возможность взыскивать с заемщика любые платежи, предусмотренные договором. В отношении потребительских кредитов случаи и особенности взимания иных платежей, кроме процентов по кредиту, согласно указанной норме определяются не договором, а Законом № 353-ФЗ, к которому, как указывалось выше, у экспертного сообщества много вопросов.

В п. 1.1 ст. 819 ГК РФ, также включенном в нее Законом № 212-ФЗ, указано, что в случае, когда кредит используется должником для исполнения обязательств по ранее предоставленному тем же кредитором кредиту без зачисления на банковский счет должникаон считается предоставленным с момента получения должником от кредитора сведений о погашении ранее предоставленного кредита. "Это другая проблема, с которой в свое время успешно боролся ВАС РФ, – здесь уже игнорируются и нарушаются интересы других кредиторов заемщика. ВАС РФ занимал четкую позицию: кредит считается выданным, а обязательства кредитора – исполненными лишь с момента, когда деньги либо зачислены на расчетный счет, либо заемщику предоставлена возможность свободно распорядиться ими, – отметил Василий Витрянский. – В ситуации, описанной в п. 1.1 ст. 819 ГК РФ, никакой возможности свободно распорядиться денежными средствами не предоставлено: оформляется новый кредитный договор, сумма нового кредита идет на погашение старого, а другие кредиторы заемщика, которые имеют более высокую очередность, скажем по ст. 855 ГК РФ, остаются ни с чем [указанная статья устанавливает именно очередность списания средств со счета для удовлетворения требований кредиторов, поэтому без зачисления денег на счет соблюдение этой очередности, разумеется, невозможно. – ГАРАНТ.РУ]".

О том, что предусмотренное ГК РФ регулирование кредитных договоров сильно изменилось в пользу банков, свидетельствует и новая ст. 821.1 кодекса, считают эксперты. Она устанавливает право кредитора требовать досрочного возврата кредита в предусмотренных законами случаях, а при предоставлении кредита юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю – еще и в случаях, определенных договором. "Получается, что кредитным договором можно предусмотреть любые случаи, основания такого требования или просто наделить кредитора правом на односторонний отказ от договора. А за односторонним отказом следует требование о возврате суммы кредита и всех процентов до момента фактического возврата. То есть заемщик поставлен в полную зависимость от банка, – подчеркнул Василий Витрянский. – Как-то спасти ситуацию, сгладить эти поправки может только толкование со стороны ВС РФ, и я очень его жду".

Банковские вклады и счета

О поправках, внесенных в положения ГК РФ о банковском счете Законом № 212-ФЗ, – их немало – ГАРАНТ.РУ подробно рассказывал сразу после вступления данного закона в силу.

Одним из наиболее значительных изменений в отношении банковских вкладов стало закрепление в кодексе особенностей регулирования вкладов в драгоценных металлах (ст. 844.1 ГК РФ). Однако и в этой статье, как отмечают разработчики единого проекта, появилась теневая поправка в виде п. 4, выводящего такие вклады из-под действия правил п.1 ст. 840 ГК РФ об обеспечении возврата вкладов граждан путем страхования вкладов физических лиц. По их словам, с точки зрения защиты вкладчиков вклады в драгоценных металлах, по сути, ничем не отличаются от вкладов, номинированных в иностранной валюте, на которые распространяются правила страхования (порядок расчета суммы страхового возмещения по таким вкладам закреплен в ч. 6 ст. 11 Закона № 177-ФЗ), и чем обусловлено такое расхождение подходов к применению п. 1 ст. 840 ГК РФ в отношении этих вкладов, непонятно.

Главным же упущением отредактированных норм о банковских вкладах и счетах цивилисты считают отсутствие в них особенностей договоров, предполагающих использование электронных средств платежа, – изначально предлагалось включить в ГК РФ в том числе статью о распределении рисков несения убытков в ситуациях, когда банковская карта потеряна либо ей воспользовались не уполномоченные владельцем лица и т. д. В итоге в кодексе содержатся лишь указания на возможность открытия банковского счета на условиях использования электронного средства платежа и на применение к отношениям по таким договорам норм ГК РФ о банковском счете, если иное не предусмотрено Федеральным законом от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ "О национальной платежной системе" (п. 3 ст. 846п. 7 ст. 845 ГК РФ).

Досудебное урегулирование споров потребителей с финансовыми организациями

В соответствии с Федеральным законом от 4 июня 2018 г. № 123-ФЗ "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" (далее – Закон № 123-ФЗ) ряд споров между потребителями финансовых услуг и финансовыми организациями подлежит обязательному досудебному урегулированию – путем рассмотрения уполномоченным по правам потребителей финансовых услуг (далее – финансовый уполномоченный, уполномоченный, финансовый омбудсмен). Сразу напомним, что финансовых омбудсменов несколько: сейчас, помимо главного финансового уполномоченного, в Службу омбудсмена входят четыре уполномоченных в различных сферах финансовых услуг2.

Финансовый омбудсмен уполномочен рассматривать только имущественные требования потребителей финансовых услуг к финансовым организациям. Споры по "обратным" требованиям – финансовых организаций к потребителям, например о взыскании задолженности по кредиту, – к компетенции финансового уполномоченного пока не относятся, но возможность их рассмотрения омбудсменом в перспективе обсуждается, рассказал финансовый уполномоченный в сферах страхования, микрофинансирования, кредитной кооперации, деятельности кредитных организаций Денис Новак.

Чтобы омбудсмен мог принять обращение к рассмотрению, оно также должно соответствовать следующим условиям:

  • максимальный размер требования о взыскании денежной суммы с финансовой организации – не более 500 тыс. руб. Но данное ограничение не распространяется на требования, вытекающие из договоров ОСАГО, – споры о нарушении порядка осуществления страхового возмещения страховщиком по ОСАГО рассматриваются уполномоченным независимо от размера заявленных требований (ч. 2 ст. 15 Закона № 123-ФЗ);
  • со дня, когда потребитель финансовых услуг узнал или должен был узнать о нарушении своего права, до дня подачи обращения прошло не более трех лет (ч. 1 ст. 15 Закона № 123-ФЗ);
  • требование предъявлено к организации, которая в силу закона обязана взаимодействовать с финансовым уполномоченным или организовала такое взаимодействие добровольно, – с реестром и перечнем таких организаций, правила ведения которых установлены ст. 29 и ст. 30 Закона № 123-ФЗ, можно ознакомиться на сайтах Банка России (cbr.ru/registries/123-fz/) и финансового уполномоченного (finombudsman.ru/v-pomoshh-potrebitelyu/finansovyye-organizatsii/). В обязательном порядке взаимодействуют с омбудсменом, напомним, страховые организации (при этом данная обязанность распространяется и на работающие в России иностранные страховые компании), кроме тех, которые осуществляют обязательное медицинское страхование, микрофинансовые, кредитные организации, ломбарды, кредитные потребительские кооперативы, негосударственные пенсионные фонды.

Важно помнить, что обращения по вопросам, связанным с банкротством, компенсацией морального вреда, возмещением убытков в виде упущенной выгоды, с трудовыми, семейными, административными, налоговыми правоотношениями, а также обращения о взыскании обязательных платежей и санкций финансовый уполномоченный не рассматривает (ч. 1 ст. 19 Закона № 123-ФЗ).

Потребители финансовых услуг, по словам Дениса Новака, изначально восприняли введение обязательного досудебного порядка рассмотрения соответствующих споров неоднозначно. "В первое время это вызывало неудовольствие потребителей: при обращении в суд они сталкивались с возвратом искового заявления, поскольку до этого не обращались к финансовому уполномоченному. Кто-то в этом увидел ограничение доступа к правосудию. Но если посмотреть, насколько просты сам этот порядок и возможность его соблюдения, можно понять, что он не только не обременителен, но и дает больше шансов потребителю взыскать положенное с финансовой организации, причем быстро", – подчеркнул эксперт.

Напомним, порядок досудебного урегулирования спора по требованию потребителя к финансовой организации о взыскании денежной суммы, предусмотренный Законом № 123-ФЗ, предполагает, что сначала потребитель направляет заявление с соответствующим требованием непосредственно в финансовую организацию. Последняя обязана рассмотреть заявление и направить потребителю мотивированный ответ о полном или частичном удовлетворении или об отказе в удовлетворении предъявленного требования в срок не позднее 15 рабочих дней со дня получения заявления – если оно подано в электронном виде по стандартной форме, утвержденной Советом Службы финансового уполномоченного, и если со дня нарушения прав потребителя прошло не более 180 дней, во всех остальных случаях – не позднее 30 рабочих дней со дня получения заявления (ч. 1-3 ст. 16 Закона № 123-ФЗ).

После получения ответа финансовой организации или в случае его отсутствия по истечении указанных выше сроков потребитель вправе направить обращение финансовому уполномоченному: в письменной или электронной форме, последнее – через личный кабинет на сайте финансового уполномоченного или с помощью единого портала госуслуг (ч. 4 ст. 16 Закона № 123-ФЗ). Обращение должно содержать в себе в том числе сведения о заявлении, которое направлялось в финансовую организацию, наличии ее ответа и о способах разрешения спора, использованных сторонами до направления обращения финансовому уполномоченному (ч. 1 ст. 17 данного закона).

ВАЖНО

И подача обращения, и его рассмотрение финансовым уполномоченным бесплатны для потребителя – физического лица (ч. 6 ст. 16 Закона № 123-ФЗ). В случае же, когда обращение подает лицо, которому потребитель уступил право требования к финансовой организации, такое лицо должно заплатить за его рассмотрение. Сейчас размер такой платы составляет 15 тыс. руб.

Финансовый уполномоченный вправе запрашивать у финансовой организации разъяснения, документы, сведения, связанные с рассмотрением обращения, в том числе информацию, составляющую охраняемую законом тайну, однако их непредставление не препятствует рассмотрению обращения по существу (ч. 2-4 ст. 20 Закона № 123-ФЗ).

По общему правилу обращение рассматривается в заочной форме, но финансовый уполномоченный по ходатайству сторон или собственной инициативе может принять решение и об очном рассмотрении, в том числе в формате видео-конференц-связи (ч. 5 ст. 20 Закона № 123-ФЗ).

На рассмотрение обращения и принятие по нему решения омбудсмену дается 15 дней со дня, следующего за днем передачи ему обращения. Если обращение подано лицом, которому потребитель финансовых услуг уступил свое требование, – 30 дней. В случае, когда необходимо провести независимую экспертизу по предмету спора, его рассмотрение может приостанавливаться, но не более чем на 10 рабочих дней. Также срок рассмотрения обращения приостанавливается в связи с принятием решения об очном рассмотрении обращения: со дня направления сторонам и до дня получения ими соответствующего уведомления (ч. 7-10 ст. 20 Закона № 123-ФЗ).

По результатам рассмотрения обращения уполномоченный принимает решение об удовлетворении требования потребителя полностью или в части или об отказе в его удовлетворении. В течение одного рабочего дня со дня принятия решение направляется потребителю и доводится до финансовой организации (ч. 3-5 ст. 22 Закона № 123-ФЗ). В силу оно вступает по истечении 10 рабочих дней с даты подписания. Срок исполнения устанавливается непосредственно в решении, он не может составлять менее 10 рабочих дней и не должен превышать 30 дней (рабочих или календарных, не указано) после дня вступления решения в силу (ч. 1-2 ст. 23 Закона № 123-ФЗ). Исполнение решения омбудсмена финансовой организацией считается надлежащим исполнением ее обязанностей по договору об оказании потребителю финансовой услуги. О факте исполнения решения организация обязана сообщить уполномоченному не позднее следующего за днем исполнения рабочего дня. Если же финансовая организация отказывается исполнять решение, она должна проинформировать об этом омбудсмена в течение одного рабочего дня со дня окончания срока, в течение которого решение должно было быть исполнено (ч. 1-2 ст. 24 Закона № 123-ФЗ).

В случае неисполнения решения уполномоченного финансовой организацией потребителю выдается исполнительный документ – удостоверение. Чтобы его получить, потребителю нужно в течение трех месяцев с даты окончания срока, установленного для добровольного исполнения решения, обратиться к омбудсмену с соответствующим заявлением (ч. 3 ст. 23 Закона № 123-ФЗ). Удостоверение выдается в пределах 30-дневного периода со дня получения заявления (здесь дни календарные). В бумажном формате – в случае, когда удостоверение будет предъявляться потребителем в банк или другую кредитную организацию. Для исполнения же судебным приставом-исполнителем удостоверение в электронном виде направляется в ФССП России непосредственно финансовым уполномоченным через единую систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) – данное правило действует с 29 декабря 2021 года.

Важно подчеркнуть, что неисполнение решения омбудсмена в добровольном порядке дает потребителю право взыскать с финансовой организации штраф в размере 50% суммы требования, которое подлежало удовлетворению на основании этого решения. Правда, для этого потребителю придется обратиться в суд (ч. 6 ст. 24 Закона № 123-ФЗ).

ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ

Проверить, подлежит ли спор рассмотрению финансовым омбудсменом, а также изучить инструкцию о том, как подать обращение, можно на сайте уполномоченного: finombudsman.ru. Кроме того, в разделе "База знаний" сайта размещаются ответы на самые важные вопросы обо всех стадиях как рассмотрения обращения омбудсменом, так и исполнения его решения.

При этом также стоит помнить, что финансовая организация вправе обжаловать решение уполномоченного в судебном порядке – обратиться в суд с соответствующим заявлением она может в течение 10 рабочих дней после дня вступления решения в силу. Ответчиком в таком случае будет омбудсмен, а потребитель вправе вступить в дело в качестве третьего лица. Кроме того, организация, оспаривающая в суде решение уполномоченного, имеет право направить ему ходатайство о приостановлении исполнения решения, и омбудсмен, получив его, должен приостановить исполнение до принятия судебного акта (ч. 2 ст. 26 Закона № 123-ФЗ). В такой ситуации потребитель фактически теряет возможность удовлетворения своего требования в значительно более короткие по сравнению со сроками судебного разбирательства сроки, предусмотренные для досудебного урегулирования спора.

Не согласным с решением уполномоченного может быть и сам потребитель, и он в течение 30 дней после вступления решения в силу может заявить в суд те же требования к финансовой организации, которые содержались в обращении, которое рассматривал омбудсмен (ч. 3 ст. 25 Закона № 123-ФЗ). Ответчиком по делу будет уже, разумеется, финансовая организация – потребитель в данном случае реализует право на судебную защиту после соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

Работа финансового омбудсмена: статистика, примеры противодействия недобросовестным практикам финансовых организаций

Согласно статистическим данным, приведенным в отчете о деятельности финансового уполномоченного за 2021 год, в прошлом году в Службу омбудсмена поступило 179 911 обращений потребителей. Средний размер требований по ним составил 200,7 тыс. руб. По результатам рассмотрения обращений финансовым уполномоченным принято 96 505 решений по существу спора: 38 550 – о полном или частичном удовлетворении требований потребителя (суммарный объем удовлетворенных требований составил более 3,7 млрд руб.), 57 955 – об отказе в удовлетворении требований. Средний срок рассмотрения обращений омбудсменом в прошлом году – 16 рабочих дней.

Больше всего обращений было подано по требованиям к страховым организациям: 161 629, большую часть из которых – 123 372 – составили требования, вытекающие из договоров ОСАГО. Самые распространенные основания подачи обращений, связанных с автострахованием, – несогласие с размером страхового возмещения, отказ в выплате возмещения, нарушение срока его выплаты. На втором месте среди обращений по требованиям из договоров страхования – вопросы, касающиеся страхования жизни, страхования от несчастных случаев и болезней. Таких обращений было подано 27 345, большинство из них – по вопросам возврата страховой премии при расторжении договора.

По спорам с кредитными организациями потребители направили уполномоченному в 2021 году 14 164 обращения, 10 194 из которых связано с вопросами, касающимися потребительского кредитования. Самое распространенное основание подачи таких обращений – несогласие с размером комиссий, платы за дополнительные услуги.

В отношении микрофинансовых организаций за прошлый год в службу омбусдмена поступило 1724 обращения, кредитных потребительских кооперативов – 818 обращений, НПФ – 73 обращения, ломбардов – 14 обращений.

Обозначенные выше наиболее "популярные" основания возникновения споров потребителей со страховыми и кредитными организациями обусловлены в том числе недобросовестными практиками последних, в частности при предоставлении потребительских кредитов и заключении в рамках потребительского кредитования договоров страхования.

Например, при оформлении потребительских кредитов заемщикам часто предлагается заключить договор страхования жизни или здоровья, который выполняет определенную обеспечительную функцию по кредиту и в то же время влияет на процентную ставку по нему – при заключении договора страхования она снижается. Как показывает практика финансового уполномоченного, впоследствии у потребителя может возникнуть ряд сложностей в связи с заключением такого договора.

Рассмотрим, например, ситуацию, в которой при оформлении кредита заемщику предлагается подключиться к программе коллективного страхования. Страхователем по соответствующему договору страхования является банк, он же уплачивает страховую премию страховой компании. Потребитель, давший согласие на такое подключение, становится застрахованным лицом и уплачивает банку определенную сумму, в которую входит размер страховой премии и комиссия за услугу банка по содействию в заключении договора страхования. Причем нередко страховая премия является незначительной, а размер комиссии превышает ее во много раз, например данные суммы могут составлять 20 тыс. и 480 тыс. руб. соответственно, отмечает Денис Новак. Помимо необоснованности такой разницы с экономической точки зрения – непонятно, почему "посреднические" услуги банка стоят сильно дороже самого страхования, она создает проблемы в случае, когда потребитель хочет отказаться от договора страхования. Банки исходят из того, что услуга по подключению заемщика к программе коллективного страхования считается оказанной в момент, когда сведения о включении данного лица в список застрахованных лиц переданы страховщику, и поэтому плата за нее возврату не подлежит в отличие от страховой премии, часть которой может быть возвращена заемщику. Напомним, страховая премия по договору страхования, заключенному в целях обеспечения исполнения обязательств заемщика по договору потребительского кредита, подлежит возврату такому заемщику, являющему страхователем по договору страхования:

  • в полном объеме – если заемщик отказался от договора страхования в течение так называемого периода охлаждения – 14 дней со дня заключения договора – и если к моменту отказа не наступил страховой случай (ч. 11 ст. 11 Закона № 353-ФЗ);
  • в размере за вычетом части страховой премии, исчисляемой пропорционально времени, в течение которого действовало страхование, – при досрочном погашении кредита заемщиком (ч. 12 ст. 11 Закона № 353-ФЗ).

В судебной практике, как отмечается в аналитических материалах на сайте финансового уполномоченного3, нет единого подхода к решению вопроса о возможности возврата комиссии за подключение заемщика к программе коллективного страхования. Ряд судов соглашаются с позицией банков о том, что услуга по такому подключению считается оказанной в момент подключения, и отказывают в удовлетворении требования потребителя о взыскании части комиссии. Другие взыскивают с кредитных организаций в пользу заемщика комиссию за организацию страхования пропорционально сроку действия договора страхования, мотивируя свое решение тем, что отказ заемщика от услуги страхования делает уплаченную комиссию за подключение к не существующей в будущем услуге экономически бессмысленной для заемщика, а значит оставить ее кредитной организации нельзя. Некоторые же суды и вовсе признают взимание комиссии за подключение к программе коллективного страхования незаконной практикой. Они считают, что кредитная организация, организовывая такое подключение, выполняет свои обязанности по договору со страховой компанией, и признают условие договора о взимании с заемщика платы за оказание этой услуги ущемляющим права потребителя и недопустимым (в соответствии со ст. 16 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей").

Финансовый уполномоченный, исходя из того, что потребитель не воспринимает подключение к программе страхования и непосредственно страхование как разные услуги, при рассмотрении соответствующих обращений потребителей руководствуется принципом "комиссия следует судьбе премии". То есть подход омбудсмена таков: в случае, если при досрочном отказе от договора страхования часть уплаченной по нему страховой премии подлежит возврату потребителю, требования последнего о возврате комиссии за подключение к договору страхования подлежат удовлетворению в размере, пропорциональном неиспользованному периоду страхования.

Нередко сложности возникают у заемщиков, которые хотят заключить договор страхования для снижения процентной ставки по кредиту не с той страховой компанией, которую им предлагает банк, а с другой – по своему выбору. "В кредитных договорах, как правило, указывается, что в течение, например, 7 или 10 дней со дня заключения договора заемщику нужно представить договор страхования, соответствующий определенным требованиям. Иногда эти требования так написаны, что им соответствует только одна страховая компания, нужная банку. А иногда требования описаны абстрактно, но банк не принимает договор страхования со ссылкой на несоответствие этим требованиям, хотя на самом деле и договор со страховой компанией, который первоначально предлагался заемщику банком, им тоже не соответствовал", – рассказал Денис Новак. В таком случае финансовый уполномоченный признает "замещающий" договор страхования соответствующим тем требованиям, которые установлены для договоров страхования, заключение которых позволяет снизить ставку по кредиту. По мнению омбудсмена, тот факт, что банк изначально согласился предоставить кредит по сниженной процентной ставке при условии заключения заемщиком договора, фактически не соответствующего требованиям, которые предъявляются самим банком к договорам страхования, заключаемым заемщиками в целях получения дисконта по процентной ставке, подтверждает, что банк допускает изменение соответствующих требований в рамках отношений с конкретным заемщиком. Следовательно, ссылка банка на несоответствие "нового" договора изначально предъявляемым к договору страхования требованиям является несостоятельной.

А вот в ситуации, когда при оформлении потребительского кредита заемщик соглашается на оказание ему дополнительных услуг третьими лицами, не являющимися финансовыми организациями, а потом решает отказаться от этих услуг, но плату за их оказание ему не возвращают, финансовый уполномоченный помочь не сможет – споры с такими лицами не относятся к его компетенции. Но стоит напомнить, что в прошлом году в Законе № 353-ФЗ было прямо установлено право заемщика на отказ от дополнительных услуг, в том числе оказываемых третьими лицами, в течение 14-дневного периода охлаждения, и на возврат платы за них за вычетом стоимости части услуг, фактически оказанных заемщику (ч. 2.7ч. 2.9 ст. 7 данного закона). Кроме того, если третье лицо, оказывающее услугу, не возвращает заемщику соответствующие денежные средства, он вправе направить такое же требование в банк, выдавший ему кредит, но не ранее чем по истечении 30 календарных дней и не позднее 180 календарных дней со дня подачи заявления об отказе от услуги третьего лица (ч. 2.10 ст. 7 Закона № 353-ФЗ). ***

Очевидно, что ответы на многие вопросы, возникающие у участников финансовых правоотношений, может дать правоприменительная практика. Однако, поскольку она далеко не всегда единообразна, своевременное толкование подлежащих применению к таким отношениям норм со стороны ВС РФ приобретает особую значимость – на это постоянно обращают внимание эксперты. 

При этом важное значение в сфере правоприменения играет теперь также институт финансового уполномоченного – его деятельность как раз позволяет сформировать единообразную практику по тем спорам, которые он уполномочен рассматривать. Кроме того, открытость этой деятельности – а информация о принятых решениях и обобщенная практика рассмотрения споров размещается на сайте омбудсмена – также стимулирует финансовые организации добровольно удовлетворять требования потребителей, поскольку они понимают, что потребители, обращающиеся к финансовому уполномоченному, точно получат положительные решения, если аналогичные споры уже разрешались в пользу потребителей, отмечает Денис Новак. Косвенно это подтверждается снижением числа обращений к омбудсмену: так, за первое полугодие 2022 года было подано 77,2 тыс. обращений – на 18,1% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, а в 2021 году в Службу уполномоченного поступило на 4% меньше обращений, чем в 2020: 179 911 против 187 386.

О том, что досудебное урегулирование споров финансовым уполномоченным является эффективным способом защиты потребителей финансовых услуг, может свидетельствовать снижение числа судебных споров по соответствующим требованиям. Так, в своем докладе об итогах работы судебной системы за 2021 год4 Председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев отмечал, что сохраняющаяся тенденция к сокращению количества страховых споров в судах обусловлена именно введением досудебного порядка рассмотрения финансовым уполномоченным требований граждан в страховой сфере. Кроме того, по его словам, за один год действия правила об обязательном досудебном урегулировании споров граждан с кредитными организациями (напомним, для кредитных организаций взаимодействие с омбудсменом стало обязательным с 1 января 2021 года) число дел этой категории, рассматриваемых судами, сократилось на 18%.

Позитивная динамика наблюдается и в отношении числа обжалованных положительных решений финансового уполномоченного финансовыми организациями: по данным омбудсмена, в 2021 году было обжаловано 13 351 (34,6%) таких решений (533 из них в результате отменены судом), тогда как в 2020 году – 16 272 (38,1%). При этом более 50% всех предъявленных финансовыми организациями в суд исков об оспаривании решений финансового уполномоченного содержат требование о снижении неустойки на основании ст. 333 ГК РФ. В связи с этим главный финансовый уполномоченный Юрий Воронин предлагает рассмотреть вопрос о наделении соответствующим правом – на уменьшение размера взыскиваемой неустойки в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения – финансовых омбудсменов. Предполагается, что это благоприятно скажется на скорости восстановления нарушенных прав потребителей финансовых услуг: финансовым организациям, которые в целом согласны с решениями уполномоченного, но желающим снизить размер неустойки, не нужно будет обращаться в суд, соответственно исполнение этих решений омбудсмена не будет приостанавливаться. 

Источник: Гарант

Добавить коментарий

Яндекс.Метрика