горячая линия (812) 920-83-72
8 Телефон  «горячей» линии 920-83-72,  работает ежедневно с 09.00 до 21.00.   Мы также рады видеть Вас по адресу: наб. реки Мойки, дом 90, офис 403.   Предварительная запись по телефонам   314-76-53 и 315-03-38.

16.09.2021

Очень важное для граждан толкование норм закона в непростой жизненной ситуации сделал Верховный суд РФ. Речь идет об ответственности неотложной медицинской помощи и последствиях ее некачественного оказания.

Наша история началась стандартно. Одной гражданке дома стало плохо и была вызвана "скорая помощь". Приехавший врач ничего особенного не усмотрел и рекомендовал женщине на следующий день обратиться к участковому терапевту. На том "скорая" и уехала. Но легче женщине не стало, а до поликлиники на другой день она дойти не смогла, почувствовала себя хуже. "Скорая помощь" была вызвана повторно. И уже врач второй неотложки диагностировал у женщины инсульт. Неотложка отвезла пациентку в больницу. Но было поздно. В больнице женщина скончалась через неделю.

Ее сын был уверен, что в несчастье виноваты врачи, которые не увезли мать в больницу сразу. Он подал в суд на больницу и потребовал два миллиона рублей компенсации морального вреда. Но в местных судах ему не повезло. Даже несмотря на то что в материалах дела было два заключения, которые подтвердили ошибку медиков, суды мужчине отказали. А вот Верховный суд с мнением коллег не согласился. И их решения отменил. Теперь - подробности этого решения. По закону ответственность за вред пациенту врач несет только в том случае, когда доказана прямая причинно-следственная связь между действиями медика и смертью больного. С этим и столкнулись близкие жительницы города Дзержинска Нижегородской области. Зимой пожилая женщина почувствовала себя плохо. Дети вызвали матери "скорую". Приехавшая бригада не измерила температуру и не стала делать кардиограмму, а только констатировала "острое нарушение мозгового кровообращения". Врачи передали информацию в поликлинику по месту жительства пенсионерки и посоветовали ей обратиться к участковому терапевту. Утром следующего дня женщине стало хуже, поэтому она опять вызвала неотложку. Другой медик диагностировал инсульт и принял решение госпитализировать женщину. В больнице та пролежала всего пару дней и скончалась. После похорон сын умершей начал писать жалобы во всевозможные ведомства, чтобы найти виновных в смерти матери. В местной больнице Скорой помощи провели врачебную комиссию. Она-то и пришла к выводу, что первая "скорая" была не права. То есть вывод комиссии самих медиков гласил - ошибкой был отказ в госпитализации. Наказали медиков не сильно. Главврач сделал подчиненным замечание. Сын же умершей женщины продолжил жаловаться. В конце-концов, спустя почти два года, в больнице начались проверки регионального управления Росздравнадзора и минздрава области. Подчеркнем - все проверяющие признали нарушением бездействие медиков. Более того, ведущий кардиолог региона профессор и внештатный эксперт Росздравнадзора подготовил об этом случае свое заключение. В нем профессор подчеркнул, что из-за несвоевременной госпитализации медики упустили возможность "оказать адекватную помощь больной с острым нарушением мозгового кровообращения в стационаре". Сын женщины, имея на руках все документы, подтверждающие его правоту, обратился в суд и потребовал взыскать с Дзержинской больницы Скорой помощи два миллиона рублей компенсации морального вреда из-за смерти матери. По ходатайству истца суд назначил судмедэкспертизу в "Кировском областном бюро СМЭ", чтобы установить причинно-следственную связь между действиями медиков и смертью больной. Специалисты в своем заключении записали, что точную причину смерти женщины можно установить лишь при патолого-анатомическом исследовании трупа, которое никто не проводил. В то же время эксперты признали, что бригада медиков оказала помощь с недостатками: не сделала ЭКГ, не измерила температуру и не повезла в больницу. Правда, в этом же заключении эксперты заявили следующее - даже без учета ошибок медиков "скорой" женщина вряд ли бы выздоровела, учитывая сопутствующие заболевания, такие как нездоровое сердце и гипертонию. И этот документ был приобщен к делу. Местные суды иск сына рассмотрели. Первая инстанция, ссылаясь на выводы экспертов, истцу отказала. Апелляция оставила такое решение без изменений. Местные суды сослались на отсутствие связи между ненадлежащим оказанием медпомощи и смертью. После этих отказов сын пенсионерки дошел до Верховного суда РФ. Вот главное, что заявила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда. По ее мнению, нижестоящие инстанции напрасно обязали истца доказывать ошибку врачей и ее причинно-следственную связь со смертью пациентки. Судьи Верховного суда РФ подчеркнули, что истец представил все необходимые доказательства, которые дают ему право требовать компенсацию морального вреда: замечание главврача, который признал ошибку своих подчиненных, и заключение эксперта. А вот Дзержинская больница не привела никаких аргументов, которые бы подтвердили невиновность врачей в случившейся трагедии, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Кроме того, Верховный суд обратил внимание на то, что выводы судебной экспертизы первая инстанция не оценила в совокупности с заключением профессора. Хотя тот установил, что из-за несвоевременной госпитализации медики упустили возможность "оказать адекватную помощь больной в стационаре". Поэтому Верховный суд считает, что местные суды неправомерно отказали истцу. Все решения судов по этому делу были отменены, а спор Верховный суд отправил на новое рассмотрение. Врач несет ответственность, если доказана прямая связь между его действиями и смертью больного Эксперты обращают внимание на акт врачебной комиссии, где отказ в госпитализации назван ошибкой. Это важное экспертное мнение, потому что суды стараются не полагаться только на свое усмотрение. И решение комиссии, подтвердившей врачебную ошибку, должно служить убедительным доказательством для суда. В подобных случаях родственник умершего вправе обратиться в территориальный орган Росздравнадзора с жалобой на действия врачей. Ведомство в таких случаях устраивает внеплановую проверку медучреждения, по итогам которой составляется акт. Этот документ и будет одним из доказательств для подтверждения морального вреда. Текст: Наталья Козлова Российская газета - Федеральный выпуск № 209(8560)

Добавить коментарий

Яндекс.Метрика